Фото: Biancoshock

Жильё в почве как доходчивый cloud-art 0

22/04/2016
Андрей Левкин 

Это будет почти лирическое сообщение. Но почему бы блогу не быть лиричным – в том смысле, что рассуждений будет чуть больше, чем фактуры. Но сами эти додумывания будут прямым следствием исходного материала. Вообще, искусство же должно будоражить, а когда демонстрируется и то, как именно оно это делает, – это вполне даже аналитика.

Сайт My Modern Met опубликовал «Fully-Furnished Rooms Installed in the Cramped Underground Manholes of Milan»: «Меблированные комнаты в тесных подземных люках Милана». Заголовок, понятно, хочет интриговать, всё несколько скромнее. Это о проекте BORDERLIFE (Lodi–Milan, 2016) художника Biancoshock’а. Далее проект представлен примерно такими словами: если вы слоняетесь по улицам Милана, то можете наткнуться на недавнюю серию Бьянкошока (он сам миланец) – Borderlife. Он устроил три тесных подземных пространства, обставленных ровно, как квартиры. Дыра в земле, в ней выкладывается кафель, наклеиваются обои, устанавливается сантехника и прочая фурнитура, плюс ещё и признаки жизни: полотенца, картины, шляпы.

Работ всего три, и, уходя от привычного для блога распределения картинок по тексту, приведу их сразу все.

Далее сообщается, что данные объекты – это социальный комментарий автора на тему людей, вынужденных жить в чрезвычайных условиях – в том числе в люках. «Пример, вдохновивший меня на это, – Бухарест», – уточнил Бьянкошок, – «более 600 человек живут там в подземных коллекторах» (у себя на сайте он привёл и ссылку на соответствующую документацию: http://www.occhidellaguerra.it/quei-ragazzini-fantasma-che-vivono-nelle-fogne/). К чему добавлять ещё три своих, вполне милых подземелья? А чтобы обратить внимание на проблему, причём в таком варианте: «Если некоторых проблем избежать нельзя, то надо сделать их комфортнее». Что-то тут левацко-хипстерское, но настолько демонстративное, что явно ироничное.

Как к этому отнестись? Первый слой понятен. Если занудно, то существует множество таких выгородок: всяческие дома-музеи неких героев или просто музеи, где может оказаться «типичная комната адвоката такого-то века», и т.п. Рекомендую городские музеи Вены и Копенгагена. У Бьянкошока, разумеется, глобалистская типизация, в которой, понятно, присутствует типическое усреднение. Это усреднение и есть её, глобализации, влияние. Да, а в Риге, в центре «Koka Rīga» на Krāsotāju 12, есть и музей: это комнаты с бытовой начинкой из разных времен. Ну, это чисто по факту – имея в виду обустройство отдельных интерьеров. Впрочем, Бьянкошок тоже ведь сделал объекты для музея: таким в 10-е годы XXI века считалось типовое устройство жилья. По его версии, но и его версия – продукт времени и тех же глобальных обстоятельств.

Что до художественных вариантов, то в венском Кунстхалле когда-то была выставка «Космос», где наряду с Баския и др. имелась и выгородка предполётной комнаты Гагарина. Уж и не знаю – с фотографии сделали или вольная фантазия по части глобуса на стандартном конторском столе. А уж микровариантов пространств, даже и не игрушечных, а как бы и художественных, вообще полно. У Мартынчиков, например, лет двадцать назад был целый пластилиновый «Мир Хомана». Это как-то привязывалось к книгам Макса Фрая (он же – С.Мартынчик), но сами работы вполне отодвигали фэнтэзи-подоплёку. Производилось такое во множестве. В данном случае размеры работ такие (по фотографиям можно прикинуть, какой размер к какой относится):

1,03 x 1,00 м
0,65 x 0,56 м
1,10 x 0,85 м

Так что тут не точные копии квартирных помещений, уменьшенные. Собственно, какая дыра в земле нашлась – такой и размер. Эту дыру он и заполняет, их внешняя обшивка выглядит стандартной. Не копать же ему было в полную площадь жилых помещений. Связь с реальностью всё равно есть, тут не игрушечность.

На личном сайте автор излагает (http://www.biancoshock.com/about.html) взгляды на действительность и своё искусство. Там сказана одна вполне существенная вещь о городском искусстве (Urban Art) в его нынешнем состоянии. Долгое время он вообще не считал себя художником, но как-то раз решил осознать смысл и характер его деятельности. И тут же осознал, что его версия Urban Art не попадает ни в какую готовую категорию. Потому что у него а) городское искусство, которое б) близко к классическому активизму и performativ'ному art'у. Но, с другой-то стороны, а чем, как не искусством, является то, что делает он? Поэтому он объявляет, что создает EPHEMERALISM.

Смысл Ephemeralism'а в производстве арт-работ, которые очень кратко существуют в материальной реальности, но потенциально безграничны во времени через фотографию, видео и СМИ. Понятно, особой новизны тут не видно (за исключением самого термина), иллюзия уже известная. Зато в рамках этой иллюзии он произвёл уже более «650 interventions» на улицах «Италии, Бельгии, Хорватии, Чешской Республики, Франции, Германии, Англии, Венгрии, Литвы, Мальты, Норвегии, Польши, Португалии, Сингапура, словацкого языка, Словении и Испании». Проект продолжается.

Теперь от сходства по фактуре перейду, что ли, к герменевтике. Социальный аспект заявлен: что-то про жильё в коллекторах. Романтики тут хватает, что ж – мило, будто даже он это всерьез. Но можно обойтись и без социальной стороны. Неплоха сама идея разрозненности объектов, которые всегда существуют в связке: комната, ванная, кухня. Собственно, у него получилась одна разнесённая квартира: конурка, похожая на жилую комнату, душ и кухня. Этим заполнены все дома вокруг, а тут – выпали на землю, по пути еще и распавшись на части. Конвенция жилья как такового разрушена, даже и тревожно.

Если отнестись чувственно, то здесь маячит тема убежища. Пусть даже всё порознь, но какая-то возможность сбежать отовсюду с запасом воды, чёрного хлеба и солёных огурцов присутствует. Причём одновременно и наоборот: выход за пределы убежища (дома) вовне, где оказываешься открытым всем со всей своей частной жизнью, неприкрытым, ничем не защищённым. И так, и этак – одно другому не мешает. Может, эти варианты и в самом деле связаны, а то и просто об одном. Всего этого полно вокруг, тут всё из этого состоит (внутри), но выпало наружу, конвенция частного и публичного нарушена, и вот именно это и предоставляет личное убежище. Именно нарушение этой конвенции. Плюс к тому ещё и детали быта, безусловно резонирующие с аналогичными позициями в любом, кто пройдёт мимо работ.

Все эти варианты восприятия вполне естественны, и это вовсе не аналитические попытки понять, что имел в виду автор (а он сам сказал – Бухарест, то да сё). В том и дело, что варианты возникают сами собой, это действие самих работ. То есть варианты интерпретации включаются в общий контур представленных объектов. Наглядно демонстрируя то, как это всегда и происходит: вот материальный объект, а вот – некое облако ощущений и мыслей вокруг него, которое также является этим объектом. Так это в совриске и работает. Облако. Ну, или воздушный шарик, прикреплённый ниткой к твёрдому арт-объекту. Что такое нитка? А это человек, который смотрит на объект, направление его взгляда. Да, а его голова при этом внутри шарика.

Простая облачная арт-технология, или арт-облачная технология. «Облако» не в романтическом варианте, скорее – в айтишном. Всё составляется много из чего, существует разрозненно (дырки в земле миланские, художника осенил Бухарест, а я в Риге), но является конкретной совокупностью, которая и будет арт-объектом. «Облако», конечно, не слишком точный термин – уже и потому, что термин заимствован из смежной сферы, не самостоятелен. Наверное, ещё его уточню – когда додумаю. Разумеется, никакой новости в таком подходе нет, проза всю жизнь так и работает (просто по умолчанию, выдавая читающему слова и сочетания слов, которые тот оживит у себя в голове). Но когда дело касается визуалки, то есть здесь какой-то нюанс. То ли теперь количество перескочило в качество и начался некий новый этап чего-то... Не так, что это вот тут (в Милане) наконец-то произошло, но сейчас это происходит повсеместно, так что тут очередной подтверждающий пример. Да, у него там упоминается Ephemeralism – это он понимает, о чём речь. Но Ephemeralism – немного другое, уже формат существования сделанного, а не характер действия объекта.

Ещё о художнике. У него это не только эта работа (разумеется, у него «уже более 650 interventions» на улицах разных стран). Работы когда интереснее, когда нет. На его сайте, например, анонс типа Coming Soon:

То ли он имел в виду продолжить эту работу серией, то ли просто заглушка на тему, что будет продолжать, – какая разница. Так и так «вскоре будет», ну а то: уж непременно вскоре что-нибудь, да будет.

 

Другие выпуски блога Андрея Левкина на Arterritory:

Филадельфийский проволочник
Найденное повсеместно (Found Art
Арт, приближённый к телу, или Искусство внутри нас
Город inside: покинутые офисы
Город как страшной силы машина связей
Хорошо недоделанный Kunst
Акаунт Zetteldichter в соцсети Wien
Town-арт, городское кабаре