Фото: Андрей Левкин

Town-арт, городское кабаре 0

10/11/2015
Андрей Левкин

В этом блоге будет приблизительная постановка задачи, с которой я стану возиться дальше. Есть город, в нём разными способами действует искусство. Конечно, это не обязательно граффити и даже не так, что именно город, а просто какие-то общие пространства. Ну да, музеи и галереи тоже общественные пространства, но речь о не специализированных, а чтобы где угодно.

Ещё надо бы определить, что там будет искусством и о каких взаимодействиях города с человеком речь. Считаем просто: искусство – то, что может вызвать пресловутые мурашки по позвоночнику. Или даже без них, но добавит городу ещё какое-то измерение, по крайней мере в том месте, где его сделали. Сейчас будет краткое перечисление вариантов (конечно, не всех), когда такое (ну, какое-то такое) взаимодействие происходит. 

Например, Фигейрос, Каталония. На стене за окном рожа, смотрит. Я и не знал, что она там есть, фотографировал в варианте «а вот такие кафе тут в дождливый день». Увидел уже на фотографии. Как-то так оно всё и возникает, само собой (картинки к тексту мои, кроме отдельно указанных). 

 

С дополнительным измерением неочевидно. Понятно, что есть архитектура, дизайн и т.п., которые тоже иногда хотят делать что-то такое. Но это будут даже если и нетипичные, то регламентные варианты. А дело в неопределимом сдвиге, который может дать этот town-арт, что ли. Конечно, тут не только граффити (Курессааре, Сааремаа, на двери написано «Entrance»), хотя, конечно, искусство на этой картинке такое, не очень-то. 

 

Могут быть и объекты, возникшие сами собой, – тогда в их восприятии как искусства прямо участвует тот, кто их в этом качестве воспринял. Но как не воспринять, когда так удачно легло (тоже Фигейрос). 

 

Теперь вроде бы схожий случай, но всё же другой: кто-то же эти крылья отогнул? (Ещё раз Фигейрос.)

 

Могут быть и коллективные усилия. Тут сначала был произведён определённый художественный акт, наивно-простодушный, но последующая активность аудитории его изменила к лучшему (Красноярск). 

 

Ещё проблема: тиражирование. Есть художник, который придумал свой метод. Он может использовать его, сколько угодно, и никто не скажет, что он повторяется: это его история, он её хозяин, он делает длинный проект (как, например, в «Голубых dots Гента»). Но метод могут стырить. Вероятно, автор должен быть польщён, но когда его принимаются использовать все подряд, то тут и конец его истории. Как с Бэнкси. Ниже – это не он, а некто парижский Levalet (картинка из ФБ, исходный источник найти не удалось, да и не очень-то старался). 

 

И что дальше? Такие взаимодействия рисованного и реального стали уже чисто декоративным искусством. За Бэнкси обидно, поэтому надо рассказать про него историю. Заодно она будет и о том, как объекты (или их авторы) начинают взаимодействовать друг с другом. В 2009-м Бэнкси произвёл социальное высказывание на бортике канала Regent (в северном Лондоне), «не верю я в глобальное потепление». На тему, как неправ был говорящий так, поскольку буквы уже почти утонули.

 

 

Но там были отношения между Banksy и Robbo. Второй – чуть ли не пионер стрит-арта, только не всемирно знаменитый, как первый. И вот это Robbo сделал поверх фразы о потеплении. 

 

Дело тут не в зависти, просто своего аиста с роликом краски вместо башки Бэнкси нарисовал поверх граффити Роббо, предварительно его закрасив. Соответственно Роббо замазал текст о потеплении и поставил сверху Бэнкси – he's not the messiah... и т. д. Но когда в августе 2014-го Роббо умер, то Бэнкси откликнулся так

 

Что до взаимодействия с обществом посредством стен, то тщательно рисовать и не обязательно. Вот тоже вариант общения. Простой, а работает (это Рига). 

 

Вообще социальная составляющая тут присутствует. Это не о темах, которые довлеют произведенным объектам, не так, что социальность задана сверху. Воздействие того, что валится откуда-то сверху, как раз ослабло. Но какие-то объединяющие штуки должны же быть, какие? Информации вокруг полно, все всё понимают по-своему, народы и культуры немного перемешиваются. Что будет неким общим? Ну, еда, секс и т.п. – «бульвар» на этом и работает. А такие художественные взаимодействия человека с городом – случайные, зависящие от его внимательности, просто от обстоятельств – другое дело. Притом, что и город сам что-то добавляет к высказыванию, результат делается живее, чем замысел. Получается какое-то уже постоянное городское кабаре – всё происходит именно сейчас, намеренно. Причем, кабаре вовсе не благостный жанр, не оперетта. И без пафоса. Следующая картинка – тоже Рига. 

 

Ещё такой момент: если кабаре, то там, в принципе, маячит социальная и чуть ли не политическая активность. Но «политика» тут не от специальных людей и не целевым образом, а то, что менты называют «на земле». Вот Каталония, это у них на тему самоопределения. Слева внизу Е – явно от Espania. Справа и выше – каталонский флаг. Кто над кем, понятно. 

 

В Каталонии спокойно, в других местах иногда бывают варианты жёстче. Не только графические. Пётр Павленский в ночь на 8 ноября поджёг двери центрального, парадного входа ФСБ (экс-КГБ) на Лубянке. Тут всё настолько безупречно, что и комментировать незачем. Фото – из его ролика на Youtube, само видео тут

 

Снова Красноярск, вот это всё, в сумме, является искусством? Несомненно, сумма производит правильный эффект. Но была ли итоговая хтонь замыслом автора данных Гены с Чебурашкой? 

 

Словом, всё это о процессе, который происходит как-то по-своему. Шедевры висят в музеях, новые шедевры предъявляются на выставках, а есть что-то ещё, что немного сдвигает, почти без повода и где угодно. Да, тут получается установка на то, как именно предлагается видеть окрестности. Но бывает и такой вариант, даже если он и не считает себя искусством. 

Впрочем, эта рамка – не информация для туристов о том, что они внутри, но иллюстрация фразы JosepPla, сказанной об этих местах. Слова на рамке тоже приведены, и это Каталония, Sant Pere Pescador. Ну, информация была бы и лучше, но это уж их дела.