Melanie De Biasio. Пресс-фото

Видеотека № 13 0

Gosh Snobo – увлечённый меломан, в недавнем прошлом DJ и радиоведущий, а в чуть более отдалённом – лидер нескольких концептуально важных для латвийской сцены музыкальных проектов. Его любимое занятие делиться музыкой с людьми, пропагандировать её и рассказывать о ней. Раз в один-два месяца он представляет читателям Arterritory.com самые интересные видеозаписи самых впечатляющих, на его вкус, современных музыкантов.

27/02/2015
 Gosh Snobo

Musiques Nouvelles @ SONIC CATHEDRAL: от григорианского хорала до джаз-нуар за 80 минут  

Запись этого концерта в кафедральном соборе св. Михаила в Брюсселе 27.05.2014 простояла у меня в очереди на просмотр полгода, дожидаясь момента. Когда он наконец наступил, эффект был ошеломляющим. Я не помню, когда в последний раз музыка настолько меня трогала. Я плакал трижды – два раза в течение концерта и один раз сразу после. Зато я, наконец, спустя долгое время почувствовал себя живым.

Концепция исполняемой композиции уникальна: это своеобразный «диджейский микс», в котором собрана музыка разных столетий и, соответственно, стилей. Авторы «микса» – бельгийский ансамбль современной музыки Musiques Nouvelles, существующий уже больше 50 лет, и его нынешний руководитель Jean-Paul Dessy. Ансамбль в основном специализируется на исполнении музыки XX столетия во всём её многообразии (скажем, Пьер Булез, Анри Пуссёр, Александр Кнайфель, Виктор Кисин, Rioji Ikeda), сотрудничает также и с экспериментальными музыкантами из неакадемического мира, такими как DJ Olive, Scanner, Art Zoyd. Неудивительно, что широта кругозора и исполнительские возможности коллектива позволили создать эпическое полотно, в котором равно важные роли отведены произведениям Рахманинова, Баха, Хенрика Гурецки, Джона Тавенера, григорианским хоралам и музыке специальных гостей, включающей монгольское горловое пение (Tulegur Gangzi), джаз-нуар (Mélanie De Biasio), перкуссионную электроакустику (исландцыKippi Kaninus и Sigtryggur Baldursson, между прочим, экс-барабанщик Sugarcubes) и импрессионизм (пьеса самого Жана-Поля Десси).

Всё это многообразие красок и звуков невероятно органично сливается в единое целое благодаря искусной драматургии концерта и подчас нетривиальной аранжировке композиций, позволяющим одним стилям и эпохам проникать в другие и удивительно удачно реконтекстуализировать друг друга. Григорианский вокал естественно ложится на микротональные электроакустические полотна исландцев; неоконченный второй квартет Рахманинова, написанный в 1896 году, звучит совершенно в духе современного минимализма; хрестоматийная «Токката ре минор» Баха магическим образом слушается свежо благодаря искромётному исполнению Xavier Deprez. Его же орган придаёт новые краски концерту для клавесина с оркестром Гурецки, а крупноплановая съёмка процесса исполнения и общие планы интерьера величественного собора, красота которого подчёркивается впечатляющей подсветкой, дополнительно усиливают эффект.

Но самое потрясающее, на мой взгляд, происходит в финале концерта с появлением вслед за монгольским мастером горлового пения фантастической бельгийской певицы Mélanie De Biasio. Не демонстрируя никакой вокальной акробатики (хотя очевидные аналогии – Билли Холидей и Аструд Жилберту, трансцендентальные интонации её волшебного голоса напомнили мне также и Лори Андерсон – тоже, несомненно, обитательницу других миров), именно она, на мой взгляд, выводит действие на другой, божественный уровень благодаря редкостному дару чувства тишины и неземной харизме. Конечно, здесь опять надо отдать должное аранжировке, поднимающей её камерный, чувственный джаз-нуар до стратосферно-сакрального уровня... На котором, в коде, все участники спектакля соединяют свои голоса в гимне всепобеждающей любви, успокаивающей гнев и осушающей слёзы.

Во всех отношениях совершенно исключительный концерт, который при этом великолепно снят и качественно записан. 80 минут пролетает на одном дыхании. Золотой фонд «Видеотеки» и моя самая настоятельная рекомендация.

 

Космический бархат тишины Melanie De Biasio

Поскольку после двухкратного просмотра вышуепомянутого концерта впечатление, произведённое на меня голосом и харизмой Мелани Де Бьязьё, только усугубилось, я ринулся в интернеты знакомиться поближе. Выяснилось – бельгийская джазовая певица и флейтистка, 36 лет, выпускница Королевской консерватории Брюсселя с отличием, за плечами основательный опыт сотрудничества с разными музыкантами и гастролей по миру плюс два сольных альбома (а также вышедший буквально на днях сборник ремиксов, курированный крупнейшим авторитетом в области ритм-н-джаза Джайлсом Питерсоном (Gilles Peterson)). Сама Мелани не называет свою музыку джазом, замечая однако, что «джаз – её часть»; на её фейсбук-странице сказано – «Space Velvet silence purple echo under light».

Сухие биографические данные не могут передать волшебства, что рождается в тишине между нотами и мягкими звуками её вневременного голоса, который критики сравнивают с Билли Холидей, хотя мои ассоциации – скорее Аструд Жилберту, а порой даже и Лори Андерсон – безотносительно стилистики, исключительно по степени интимности и запредельности. Харизма же её поддаётся описанию ещё меньше, во всяком случае, моим бедным языком – скажу только, что на мой взгляд, она безумно и неуловимо красива – фотографии, выдаваемые гуглом, совершенно не передают очарования, ставшего на порядок более редким с тех пор, как Мелани коротко постриглась «под мальчика». Лучше сделайте запрос по ключевым словам «алиса селезнёва»... или вспомните двух молодых Джульетт (Бинош и Мазину) и обеих Одри (Хепберн и Тату). А ещё лучше – просто посмотрите её концерт в студии Радио Франс и отставьте в сторону свой дар речи на 45 минут, а может, и больше. Быть может, эта музыка разбудит в вас внутреннего поэта и потом у вас получится подобрать гораздо лучшие эпитеты... Если же нет, молчание – тоже золото, на которое, кроме прочего, можно купить её совершенно прекрасный альбом «No Deal», прослушать который целиком можно, например, здесь. Записан он был живьём за три дня тем же составом, что и в студии Радио Франс; его кристальная прозрачность и даже длина (33⅓ минуты) подобна лучшим джазовым пластинкам всех времен.

Официальный сайтSOUNDCLOUDYouTubeСлушать альбом «No Deal»Покупать

Сад расходящихся тропок To Rococo Rot

Жила-была группа с палиндромным названием To Rococo Rot – трио, в составе которого на протяжении 18 лет бессменно находились братья Рональд и Роберт Липпоки и басист Штефан Шнайдер, которого переманили из группы Kreidler. Была – потому что в конце 2014 г. группа прекратила своё существование по причине исчерпания творческих ресурсов. Увы.

TRR занимает особое место в музыкальном мире. Родившись в результате спонтанной импровизационной сессии в середине 90-х, коллектив всю дорогу так и оставался свободной от любых рамок формацией, не стремясь достичь массовой известности и популярности, но и не ставя сверхзадачу оказаться в экспериментальном авангарде. Стилистику TRR определить сложно – я могу только сказать, что это инструментальная музыка с переменным соотношением доли электроники и акустики, ритмики и мелодики, структуры и абстракции; единственным характерно-узнаваемым элементом всегда оставался, пожалуй, флегматичный бас Шнайдера, частенько забирающийся в верхний регистр в задумчивых поисках мелодий и аккордов.

В последние годы постоянно меняющийся саунд группы достиг небывалой ясности и в чём-то даже традиционности – звуковая амальгама распалась на чёткие составляющие акустических барабанов и баса, которыми Рональд и Штефан занялись вплотную, не отвлекаясь больше на электронику, оставив её в ведении многорукого кудесника Роберта. Благодаря этой чёткости два последних альбома группы (Speculation и Instrument) я бы назвал лучшими после классического The Amateur View (1999), заслушанного в своё время до дыр не только мной, но – как видно из этого интересного ретроспективного обзора – и многими известными музыкантами, на которых творчество TRR оказало влияние. Именно композиции из этих двух альбомов To Rococo Rot исполняет на прощальном 45-минутном студийном концерте для Boiler Room, среди которых несомненный гвоздь программы – 12-минутный блок Horses + Forwardness. А в целом этот концерт прекрасно передаёт творческую сущность группы – никакого шоу, никаких световых эффектов, три человека просто играют просто музыку, практически не смотря друг на друга и не пользуясь наушниками для синхронизации – как не оглядывались они никогда на публику и не следовали трендам.

Собственно, всё это относится и к другим проектам участников TRRTarwater (одна из моих любимейших групп вообще), Mapstation, Whitetree, сольным работам Роберта и множеству других. В некотором смысле TRR – это корень ризомы, сад расходящихся тропок, идя по которым, можно бесконечно открывать для себя новые миры. Так что прекращение деятельности одного из корней – это всего лишь перенаправление энергии и повод для новых открытий.

 

«In C» в Мали: Полёт африканской души, или Подарок Терри Райли на 50-летие канона

Спустя месяц после публикации видеозаписи исполнения классической пьесы «In C» Терри Райли от Нильса Фрама и берлинского ансамбля Stargaze, (см. Видеотека № 12) миру была представлена новая, зажигательная и уникальная интерпретация. Это запись концерта в Бамако (Мали) сборного оркестра с участием 11 местных музыкантов при поддержке и под руководством таких звёзд, как Brian Eno, Damon Albarn (Blur, Gorillaz), Andi Toma (участник известного экспериментального дуэта Mouse on Mars), дирижировал которым André de Ridder (основатель и ключевой участник того самого Stargaze).

Корни этого проекта растут в многолетнем сотрудничестве Дэймона Албарна с малийскими музыкантами, начавшемся ещё под эгидой благотворительной компании Oxfam, в ходе которого Албарн неоднократно посещал Мали, познакомился с массой местных музыкантов и вместе с ними выпустил в 2002 г. отличный диск Mali Music. Новый же проект поддержан объединением Africa Express, цель которого – налаживание творческих связей африканских и западных музыкантов и знакомство мировой публики с музыкальной культурой Африки. Альбом с записью концерта вышел на Transgressive Records, а послушать его можно целиком благодаря официальному полнометражному видео с фрагментами выступлений, студийных сессий и видами Бамако. Альтернативно можно посмотреть интерактивное видео с выступлением этого же оркестра в галерее Tate Modern. Там можно будет выбирать разные углы и звуковые дорожки, вслушиваясь в партии конкретных музыкантов, но приготовьтесь к тому, что процессор будет сильно загружен.

4 ноября 2014 года, ровно 50 лет спустя после мировой премьеры «In C», Терри Райли сказал по поводу этого альбома следующее: «Я потрясён и очарован этим диском. Я не был готов к такому невероятному путешествию, слушая радостный полёт африканской души над 53 комбинациями “In C”. Ансамблю удалось напитать композицию древними темами музыкальной мудрости и человечности, убедив меня в том, что это произведение – сосуд, наполняющийся и меняющий форму благодаря спонтанным чувствам и краскам волшебников/музыкантов. Лучшего подарка на 50-й день рождения этой дочери было бы трудно просить».

 

Динамическая медитация The Necks и другие жемчужины от Unseen Recordings

Незадолго до публикации этого выпуска я натолкнулся на свежую кладезь видеозаписей экспериментальной музыки – датский проект Unseen Recordings. Запущен он недавно, в январе 2014-го, но так как заявленная цель – публиковать порядка 50 эпизодов в год, материала уже набралось достаточно – на данный момент 43. Как правило, это собственные съёмки специальных микроконцертов различных артистов, оказывающихся в Копенгагене – по типу «Концертов на вынос» (Takeaway Show) от проекта La Blogotheque; отличие в тематике (больший акцент на экспериментальную музыку), чёрно-белой эстетике и – самое главное – в том, что большинство эпизодов включает интервью-беседы с артистами, а иногда и на большую часть состоит из них. Некоторые имена будут знакомы постоянным зрителям Видеотеки – так, звезда первого эпизода – Jenny Hval (см. Видеотеку № 2), а № 26 – Леонора Буланже мон амур (см. Видеотеку № 1), которая исполняет одну из моих любимых её песен, «2 Blanc», причём небывало душевно. Обязательно посмотрите!

Ну, а сейчас я хочу обратить ваше внимание на полнометражный концерт австралийского трио The Necks. Если вы не знакомы с их творчеством, я попробую его описать. То, что делают эти немолодые уже люди (за период с конца 80-х по 2013 г. записавшие 17 альбомов и объездившие весь мир, побывав в т.ч. и в латвийском городке Дурбе на фестивале «Землика»), можно назвать минимал-, или трансовым джазом. Типичный альбом или концерт группы, в составе которой барабанщик, контрабасист и пианист (иногда использующий орган Хаммонда), состоит из одной часовой пьесы, которая либо основана на сквозной, неустанно повторяющейся теме, либо выстроена в виде свободного по форме потока пульсирующих нот – неустанных фортепьянных арпеджио в духе Любомира Мельника (кстати, я жду не дождусь момента, когда смогу наконец представить вам этого уникального пианиста и композитора), скоростной перестрелки тарелок и рокота контрабаса, постепенно вырастающих из ласкового прибоя в неумолимое цунами. По накалу энергий пьесы могут различаться принципиально – от умиротворяющих (дебютный альбом 1989 года, уместно названный «Sex» и относящийся к первой категории, я назову лучшей известной мне «фоновой» музыкой) до ураганных; в любом случае их эффект однозначно сравним с медитативными практиками разного плана – от статической трансцендентальной медитации до динамических трансово-катарсических практик.

Концерт, снятый в зале Jazzhouse в Копенгагене, на котором The Necks исполняют пьесу под названием «Ohioan», относится ко второй категории. Для восприятия вам понадобятся те же условия, которые я обычно рекомендую для прослушивания в домашних условиях музыки группы Swans: час времени, качественная звуковая система, достаточная громкость, закрытые двери (чтобы не пугать родных и близких) и отсутствие отвлекающих элементов типа интернетов, телефонов и бузящих представителей подрастающего поколения. И – самое главное – концентрация и готовность отдаться потоку, который в итоге выносит на берег, какие бы бурные и головокружительные водовороты ни попадались на пути. И в котором – в идеале – растворится часть ваших эмоций, страхов, сомнений, обид – они будут смыты за борт штормовой волной, оставивившей вас налегке, посвежевшим и готовым к новым приключениям.

 

A Winged Victory For The Sullen: победные танцы на грани печали

Ну, а после опустошающей динамической медитации The Necks вполне логично будет расслабиться в йоге-нидре под отрешённую, в высшей степени неспешную музыку дуэта A Winged Victory For The Sullen, название которого допускает множественные трактовки, одна из которых – «Крылатая богиня победы для ленивых». В любом случае имеется в виду статуя Ники Самофракийской, а слово «sullen» означает печаль, медлительность, угрюмость, даже мрачность. Отвечая на вопрос о названии, участники дуэта признались, что «победа над» звучала бы слишком обнадёживающе, поэтому можно предположить, что богиня либо послана всем угрюмцам-ленивцам как потенциальный спаситель, либо она сама – монумент грусть-тоске.

В составе дуэта – пианист Dustin O'Halloran и гитарист Adam Wiltzie, известный прежде всего своим участием в авторитетном эмбиент-проекте Stars of the Lid, выступавшем в Риге в 2009 г. Их недавний альбом «Atomos» на самом деле является саундтреком для балета, хотя танец – не самое первое, что приходит на ум во время прослушивания этой минималистичной, торжественно ступающей музыки. Правда, труппа Wayne McGregor | Random Dance не подходила к задаче формально и не пыталась следовать ледниковым темпам саундтрека буквально.

Альбом засветился почти во всех авторитетных топах за 2014 год, а вот меня он как-то не тронул – показался несколько скучноватым и, на мой вкус, чересчур эпичным. Концертное же исполнение, несмотря на идентичность аранжировок и исполнительского состава, произвело на меня куда большее впечатление – не в последнюю очередь благодаря завораживающей игре света, а также гипнотическому эффекту наблюдения за медленными пассами музыкантов (вот он, эффект Видеотеки, очередной раз в действии). Основная программа длится ровно час, который обязательно стоит осилить до конца (бис – по желанию, в зависимости от степени расслабления и глубины погружения в медитацию). Вышедшему из схватки медленно текущего времени с неустойчивостью внимания победителем присуждается премия – статуэтка Ники.

 

В нашем архиве:
Все выпуски Видеотеки и другие статьи Gosh Snobo