Wreck this Journal, Kerl Smith, Penguin Books

Самоучитель по искусству 0

Андрей Левкин
25/03/2014 

Здесь будет описание книжки, которая не так чтобы только книжка, а – художественная акция. И сама по себе, статически, и – динамически: предлагая читателю некий алгоритм действий, причём – вполне открытый сценарий. А что ещё надо для искусства? Wreck this Journal, Kerl Smith, Penguin Books. Первое издание – 2007-й, это (утверждается, что расширенное) – 2013. 

Чтобы понять весь её смысл, начинать надо с расстояния. Cейчас, что ли, расцветает кризис: искусство как-то разделилось на вечные ценности (в музеях) и то, что производится теперь, крутясь не по совсем ещё понятным (с точки зрения музейного) правилам. Понятие артефакта изменилось, привязка к традиционной версии затруднительна, отчего нарушается преемственность прогресса. Сомнительным представляется вообще наличие какой-либо связности на этой поляне (что и можно назвать кризисом). Тогда возникают последствия. Связность и всего искусства в целом, и нынешних артефактов между собой уже нарушена, а это не может не тревожить, инстинктивно: само искусство, как таковое (длинное и надёжное), под угрозой, чё уж. Поэтому к Художественному Акту теперь сбоку стараются пришить что-то ещё: тут – такая тема, там – социальное высказывание, важное уже чуть ли не как политическое. Всякое такое. Да, что до книжки: там на каждой странице сообщается, что с этой страницей следует сделать. Начиная с самого начала. 

 Тогда сам художественный креатив – если отчуждённо посмотреть на отрасль в целом – становится чем-то подручным для раскрытия тем и всякого такого. Конечно, искусство (и литература) всегда обслуживало запросы общества (как потребителя), но фишка в том, на чьей территории это делалось. Есть разница: или клиент придёт обедать к вам, или вы будете заниматься доставкой продукта по месту работы, кейтеринг это называется, что ли? Конечно, территория тоже всегда была несколько совмещённой, но контрольный пакет был у искусства, а теперь всё не так (да, здесь пока нагнетаются страсти – чтобы потом их победить). 

Теперь, так вышло, контрольный пакет перешёл к другой стороне, он у потребителя. Как бы за счёт учёта его существующих запросов: как в случае того же тематизма или социальности. Что меняет общую структуру дела. Например, возвращаясь к музейным ценностям: как классифицировать происходящее с точки зрения истории искусств? Тут не о вертикалях «высокое-низкое», «прекрасное-безобразное», другое: когда у художников контрольный пакет, то неизбежно возникает некоторая преемственность (в их среде кто-то этот контрольный пакет по ходу времени перенимает), что по факту производит стили, их смену и прочий прогресс, оцениваемый задним числом. Причём эта последовательность выстраивается по понятиям, присущим самой отрасли. 

Когда контрольный пакет у общества (в формате социальных тематических запросов), то связного искусства не будет, будет просто окружение/обслуживание тем креативом, уместным для темы (главная оценка: в какой мере изобретательно он крутится вокруг темы). Внутреннее время самой отрасли исчезает. Но тут не о том, что это конец цивилизации. То есть, разумеется, да – какой-то очередной, но это же просто те обстоятельства, в которых теперь надо жить. Можно даже вообразить перспективу и считать, что своим подчинением креатив окружит даже самые тупые социальные запросы, отчего всё на свете когда-нибудь – не скоро, но всё же – окажется, сделается искусством. Конечно, перспектива всё равно не снимет всю беспонтовость ситуации, но и не этим соображением её хотелось бы снять. 

Книжка. По вышеприведённым картинкам уже примерно понятно, что она такое. Человеку предлагаются алгоритмы действий при чтении (ну, если и не чтении, то при соотнесении с тем, что рекомендовано на странице). С литературной стороны, это крайне полезное пособие, оно доводит до очевидности то, что должно происходить во всех книгах: по сути, читателю всегда предлагается (ему следует это предлагать) произвести такие и сякие действия, пусть даже и умственные. Он должен что-то вообразить, соотнести, почувствовать. Так же и тут: в другом варианте, но и это – взаимодействие, в итоге всё равно совместный проект/продукт, как всегда и бывает. Только здесь он производится простыми инструментами в самом чистом виде. Будто здесь извлечённый из всего механизма взаимоотношений автора и читателя (зрителя) маленький механизм, который всё и раскручивает. Уже это хороший результат и – несомненно – художественный акт. Искусство так и должно поступать. А современное – должно ещё и вовлекать зрителя конкретно в акцию, что здесь тоже происходит. В общем, понятно, что тут искусство. 

Конечно, это как книжка-раскраска, где есть контуры, а внутри надо закрасить, как захотелось. Конечно, усовершенствованная раскраска, вместо статичной картинки – как уж теперь положено – действия. Процесс всё равно важнее, чем результат. Ну или более важнее. 

Вообще книжка проводит отчётливую границу между художником и не-художником. Не-художнику предоставляется поле для его креатива, на каждой странице он может делать что угодно (в рамках сценария этой страницы), а смысл затеи ему гарантирован общим сценарием книги. А если бы он был художником, то ему бы эти подсказки не были нужны. Это побочный момент, но тоже существенный, поскольку заодно сообщает, что механика очень проста: следует делать действия, производить жесты и т.п., а всё дело в том, понимаешь ли, что именно и зачем делаешь. Вот тут написано: продырявить – отлично, к тебе пришёл запрос на то, чтобы продырявить. Не-художник же не знает, что ему делать с пустым, белым листом, когда не знаешь, зачем именно? А и не надо думать что, вот подсказка. 

Тогда, возможно, удастся даже понять смысл социального искусства, имея в виду даже не перспективу, когда в креатив уже трансмутируется любая социальная тема. В данном случае взаимодействие автора и потребителя обеспечивают простые инструменты, легко возникает совместный продукт, а это полезно как раз для той же социальности. Вообще тут же радость минималиста: чем проще механизм, тем он универсальнее. Что, разумеется, общим правилом быть не может. 

Здесь легко увидеть ещё одну границу. Есть как бы креативщики, которые делают различные, как бы произвольные движения в свободном – как им представляется – передвижении личных ассоциаций, производя – как они считают – некий арт. То есть личные судороги ощущая как арт. Что-то на тему свободы арт-поведения с закосом типа в сторону Швиттерса, веря в то, что сам факт наличия судорожных чувств уже сделает им искусство. Не, не сделает, никакие ризомы им тут не прокатят, такая версия вроде хоккея на траве. Им эта книжка будет полезна для реабилитации: пусть выполнят постранично все действия и, если повезёт, ощутят невесомый, но очевидно присутствующий в данном проекте смысл.

 

 Но книжка так хороша, что должна не только относиться к искусству, а производить ещё какое-нибудь общее правило. Или по крайней мере иллюстрировать уже имеющуюся фичу. 

 Вот, R. меня научила: чтобы быстрее проснуться, надо делать нетипичные действия, можно – мелкие непривычные движения. Разумеется, слово «проснуться» логично трактовать и расширительно, вплоть даже до пробуждения Истинного Сознания. В случае, когда просто проснуться, логика очевидна: вытворяешь что-то такое, от чего сам себе удивляешься, тут и проснёшься. В расширенном варианте ещё круче: всё выходит из шаблонов, человек не может за них автоматически зацепиться, и, если помельтешить подольше, то время растянется, человек свои шаблоны растеряет и уже не скатится в ямку какого-либо привычного варианта себя. А там уже придёт и осознание Собственной Сущности. Разумеется, потом это осознание быстро тоже станет шаблоном, ну так можно будет повторить ещё пару раз, придумав что-нибудь ещё. По крайней мере, на одну процедуру такого сорта эта книжка годится. Причём, не отрывая от реальности. 

 А есть ещё и последняя страница обложки: книгу можно послать по почте, причём рекомендуется – самому себе. Тут автор не знал, но – я дополню: лучше всего это сделать через «Почту России». Потому что там идёт дольше всего, а главный эффект этого действия должен состоять в том, что к моменту, когда вы её получите, уже совершенно забудете о том, что её отправляли, о своих действиях с ней – тоже. Вот тогда, получив её обратно, вы вдруг осознаёте всё: и время, и себя во времени, и обретённую в тот раз Истинную Сущность (от повторения она только окрепнет), увидите себя в акте действия уже со стороны и тогда это точно будет самый настоящий акт искусства, произведённый вами же. 

 P.S. Рижанам: в Jāņa Rozes на Барона оставался ещё один экземпляр (по состоянию на середину марта 2014-го).