Шара Уорден, My Brightest Diamond

Видеотека с Gosh Snobo. Выпуск 3 0

Gosh Snobo – увлечённый меломан, в недавнем прошлом DJ и радиоведущий, а в чуть более отдалённом – лидер нескольких концептуально важных для латвийской сцены музыкальных проектов. Его любимое занятие – делиться музыкой с людьми, пропагандировать её и рассказывать о ней. Раз в месяц он представляет читателям Arterritory.com самые интересные видеозаписи самых впечатляющих, на его вкус, современных музыкантов.

27/08/2013
 Gosh Snobo

  Shigeto: когда, если не сейчас

Я давно считаю, что Shigeto (уроженец Детройта Zach Shigeto Saginaw) – лучший на сцене инструментального хип-хопа/beats/как-бы-она-ни-называлась[1]. Да, он мастер синкоп и полиритмов, одинаково хорошо создающий как клубные, футуристичные, мощные, попрыгучие ритмы, так и нежные, органичные, филигранные перкуссионные рисунки. Да, он шесть лет изучал джаз в Нью-Йорке и Лондоне, что не могло не сказаться на изяществе его клавишных партий. Но то, что окончательно ставит Shigeto в поистине уникальное положение, – его талант и энергия барабанщика. Другого артиста, который не ограничивается сэмплированием своих же партий в студии и использованием их в качестве строительного материала, но и выступая на сцене, не только крутит ручки и нажимает клавиши контроллеров, но и садится за барабанную установку, извлекая из неё ураган, из себя – потоки заслуженного пота, а из благодарных зрителей – восторг и уважение, я не знаю.

И вот наконец теперь я могу представить вам документальное подтверждение (сам я лично засвидетельствовал талант артиста, подбирая свою челюсть с пола вильнюсского клуба в 2012 году, куда съездил на его концерт). Итак, вот свежая запись полного концертного сета Shigeto на фестивале во Франции. Съёмки HD, запись с пульта. И пусть для полного счастья слегка не хватает клубного света и активного монтажа – такой музыке не совсем подходит залитая солнечным светом открытая сцена и съёмки статической камерой. Но кайф наблюдения за взаимодействием человека с палочками и машины с кнопочками это не отменяет.

Что слушать:


Forest Swords: Призраки звуколеса

 Forest Swords – проект молодого англичанина по имени Matthew Barnes, на вид не соответствующего музыке, которую он делает, примерно так же, как голос King Krule – его внешности. Я был очарован звуками «Лесных мечей» и немедленно похищен в плен в момент, когда впервые услышал их в 2010 году. Тогда же я выдвинул пластинку «Dagger Paths» (которая формально считается EP, но будучи переиздана в формате 2CD с бонусами, прекрасно тянет на полновесный альбом) на лучший релиз года для моего мини-обзора для TVNET. Там же я уподоблял lo-fi/dub/post-rock сюиты Forest Swords призракам с человеческим лицом, с которыми можно подружиться и отправиться на прогулку. Я до сих пор удивляюсь уникальности и оригинальности звучания этой пластинки – этому дремучему, утопленному в реверберации туманному звуку; задумчивым гитарным мелодиям, напоминающим многократно замедленные темы The Shadows и прочих гитарных групп 60-х; бестелесным и бесполым потусторонним вокальным фрагментам; гулкому дабовому басу; ритуально-примитивным ритмам, которые, как кажется, были сыграны барабанщиком, знающим толк во вкусно-корявом исполнении и записаны на один микрофон вместе с естественным эхом комнаты.

Поэтому радости моей не было предела, когда Forest Swords появился в программе фестиваля Skaņu Mežs ’12. Их выступление (в дуэте с басистом Jay Freeman из ливерпульской группы Loved Ones) в кинотеатре Splendid Palace не обмануло моих ожиданий и доставило несколько приятных сюрпризов – прежде всего благодаря богатому визуальному ряду, который представлял собой нарезку из зернистых сюрреалистических фильмов (узнавалась, например, Майя Дерен – The Very Eye Of Night). По профессии Мэтью дизайнер, визуальная сторона дела для него не менее интересна, чем музыка – он всегда сам оформляет свои пластинки, да и вообще он привык отвечать за все стадии процесса – мастеринг, букинг, рекламу, видеоклипы – вот и этот визуальный ряд подобрал он сам. Призрачные чёрно-белые фигуры, кружась по обширному экрану старого кинотеатра, наилучшим образом дополняли и без того потустороннее звучание коллектива. Кроме того, из беседы с Мэтью я узнал, что фирменный звук и естественная корявость барабанов Forest Swords – тоже призрак: все ритм-партии были собственноручно запрограммированы им на лаптопе, звук за звуком...

И вот в преддверии Звуколеса-2013 его организаторы порадовали меня выложенной в сеть смонтированной съёмкой с этого концерта. Исполнение и съёмки не идеальны – как и в целом музыка Forest Swords. Местами картинка не синхронизирована со звуком, одна из камер ритмично вибрирует в такт с глубинным басом – что, на мой взгляд, не мешает восприятию и только усиливает эффект полтергейста, творящегося на экране и в зале... Допускаю, что эта музыка на любителя – но если вы когда-нибудь с замиранием сердца бродили по заброшенным домам, опустевшим санаториям, заводским цехам – возможно, вы отдадитесь её сумрачному, но романтическому очарованию.

Слушать:

    
  Benji B & Grant Windsor: серьёзный подход к лёгкой музыке

Набрёл на забавную сессию в студии BBC Maida Vale: Grant Windsor в сопровождении струнного ансамбля из 16 музыкантов украшает, оживляет и разноображивает диджейский сет Benji B. Грант Виндзор – молодой и энергичный дирижёр, композитор, аранжировщик, пианист, дружественно расположенный к современной поп-музыке: его собственные произведения включают переработку моцартовского реквиема для оркестра с джазовым квартетом и концерт для электрического баса с оркестром, а в качестве аранжировщика он работал со многими поп-, джаз-, рэп- и электронными музыкантами (в длинном послужном списке встречаются такие имена, как Matthew Herbert Big Band, Marius De Vries (Massive Attack), Badmarsh and Shri, Plan B, Ty, Bilal). Бенжи Би (настоящее имя Benjamin Benstead) – заслуженный британский радио- и клубный диджей, работающий ныне на BBC Radio 1 (именно он занял слот после ухода королевы басового эфира Мэри-Энн Хоббс).

В течение 52-минутного сета Benji B представляет срез умеренно-массовой современной поп-музыки, находящейся где-то посередине между андерграундом и мэйнстримом: английский бас от Bok Bok и Ossie, неожиданно прямой органичный хаус от лидера бит-сцены Flying Lotus, indie R’n’B (Drake, Jeremih), сливки английского и американского хип-хопа (Wiley, Kanye West, Timbaland), модный трэп (TNGHT), задушевный эйсид-джаз (Raphael Saadiq, Dwele). В общем, классика жанра, никакого авангарда. Так что прелесть сессии в том, что аранжировки Гранта Виндзора, радикально не меняя ткань треков (задача постмодернисткого переосмысления или деконструкции не ставилась), реально обогащают, гуманизируют тугие клубные треки и дополнительно украшают и без того красивый соул вступления и коды, навевая воспоминания о тех временах, когда непременным атрибутом дискомузыки был большой оркестр (или как минимум струнная секция). Кроме того, наблюдение за весело приплясывающим дирижёром и сосредоточенными скрипачками, старательно повторяющими зацикленный пассаж под неупомянутый в трек-листе сэмпл «Out In the Streets» от Africa Hitech и затем ещё более серьёзно относящимися к делу под залихватский угар TNGHT, лично у меня вызывает добрую улыбку и прилив пятничного (независимо от времени просмотра) позитива. Good vibes! :)

 

My Brightest Diamond: сияй, любимый мой алмаз

Как ведущий рубрики «Видеотека» я не задаюсь целью знакомить читателей исключительно со свежайшими новинками видеомузыкальной продукции. И поскольку это всего лишь третий выпуск, а видео я коллекционирую пару лет, то у меня накопились некоторые долги, которые я буду периодически отдавать. Вот первый и один из важнейших.

Мои близкие друзья хорошо знают о моей мелофилии (способности влюбляться в музыкальных барышень по ту сторону жидкого кристалла), а я не стесняюсь их подтруниваний, находя очередную пассию. Ибо в отличие от реальных, эти дамы могут быть настолько близки и оставаться со мной настолько долго, сколько мне самому хочется, причём в любом количестве – без всяких проблем типа ревности и собственничества. Так что остальные девушки не будут в обиде, если в данном выпуске я назову Шару Уорден моей главной дамой сердца.

Shara Worden впервые попалась мне на глаза, подыгрывая и подпевая Суфьяну Стивенсу (о нём разговор отдельный, возможно – впереди) в период его «штатных» альбомов («Мичиган» и «Иллинойс»). Я тогда запоем слушал Стивенса и заинтересовался, что это за очаровательная девушка со сногсшибательной улыбкой и ослепительными лучиками из глаз, которые она не сводит с Суфьяна. Оказалось, что она самодостаточный музыкант с великолепным голосом (серьёзно изучала оперное пение), композиторским даром, умением иногда не по-женски вдарить по гитарным струнам, страстью к экстравагантным нарядам и макияжу и с несколькими пластинками в дискографии. Правда, первые два альбома её основного проекта My Brightest Diamond показались мне слишком патетичными и прогрессивно-роковыми, музыкально перенасыщенными, и я на время выпустил её из виду.

Второе открытие произошло, мне кажется, благодаря сетевому журналу Pitchfork и его серии «Don’t Look Down» (мини-концерты на некоей нью-йоркской крыше в окружении небоскрёбов), где Шара исполняет 4 песни со струнным квартетом:

Эмоциональный накал и очарование были мне знакомы, но их сочетание с классическими инструментами и менее роковыми, более минималистичными аранжировками совершило чудо, которого мне не хватало раньше. Я влюбляюсь страстно и безусловно.

Далее последовали съёмки Блоготеки (Takeaway Show, «Концерт на вынос») в двух частях: первая часть в парижском парке с камерным ансамблем yMusic:

И вторая – невероятной красоты и трогательности колыбельная-посвящение новорожденному сынишке – «I Have Never Loved Someone», исполняемая в берлинском утреннем баре, в конце которой исполнитель и режиссёр не могут сдержать слёз. Я окончательно понимаю, что за улыбку и морщинки-лучики этой женщины (уже не говоря о голосе) я готов был бы умереть.

Потом вышел альбом «All Things Will Unwind», который был немедленно куплен и заигран до дыр. На нём задействована та же струнная секция, музыка более сдержана и орнаментальна, чем на предыдущих записях – это скорее modern classical с элементами альт-фолка и кабаре, от прогрессивного рока не осталось почти ни следа (зато ритм-секция порой удивляет чуть ли не постдабстеповыми ритмами). На ютубе доступны в HD официальные клипы на песни с альбома – High Low Middle, All Things Will Unwind и Be Brave.

Есть ещё любопытные съёмки (качество оставляет желать лучшего; я так понимаю, что это была передача местного телевидения) исполнения новых и старых песен с Чикагским симфоническим оркестром, где Шара с детской непосредственностью отплясывает на сцене босиком нечто фокстротообразное и немного рассказывает о своих творческих путях.

Пока это всё. Последняя работа Шары, попавшая в мой круг зрения, – исполнение главной вокальной партии в грустной опере неоклассика-минималиста Дэвида Ланга «Death Speaks», в которой задействованы также Owen Pallett (Arcade Fire, Final Fantasy), Nico Muhly и Bryce Dessner (The National).

Слушать:

  

[1] Забавная ситуация с муз. терминологией в наше время... С одной стороны, народ шутя, полушутя и на серьёзе упражняется в лингвистике, названия жанров типа vaporwave, seapunk, trap – как правило, обзначающие всего лишь узкоспециализированные апгрейды/модификации давно известных течений, – появляются чуть ли не дюжинами каждый год. А вот обширнейшая битмейкерская сцена, развившаяся путём мутации из экспериментального хип-хопа Джей Диллы и Prefuse 73, издательств Anticon, Stones Throw и Definitive Jux, по-прежнему не имеет названия более достойного, чем instrumental hip-hop, или просто beats (более нелепого названия, чем «ритмы», трудно придумать. Хотя нет, есть ещё «bass music» – такая же тавтология).

Вот и получается, что представляя одну из самых актуальных, интересных, развивающихся, влиятельных музык современности, приходится каждый раз придумывать цветистые метафоры и разотождествлять творения безумных шляпников современности с банальным рэпом, доносящимся из телевизоров и пацанских мобильников.

 

В нашем архиве:
Все выпуски Видеотеки и другие статьи Gosh Snobo