Фото: Андрей Левкин

Технические пространства 0

Андрей Левкин
17/07/2012

В Москве открылась «III Московская биеннале молодого искусства». По этому поводу на Arterritory уже есть обзорная статья. Там речь шла о главных площадках, о «проблемных зонах современного искусства» и о связи этих идеологических концептов с тем, что предъявлено. Немного получалось так, что это и не выставки, а теоретическое мероприятие, причем – для кураторов. Ну, такие сейчас тренды.

Но бывают и исключения. Здесь – о  двух проектах биеннале. Они находятся в хорошем месте, которое не вполне относится к «главным площадкам», хотя тут и не окраина, минут 15 от метро «Бауманская». Несколько в стороне от основных маршрутов представительской жизни, зато район хороший.

FАБRИКА – уже не новый проект. Как обычно, здание промназначения перешло художникам и другим не слишком коммерческим заведениям. Году в 2005-м, что ли. Там фабрика технических бумаг была. Четырёхэтажное здание с цехами, как уж положено.

 

В отличие от «Винзавода», «Арт-плея», «Гаража» конкретного инвестора, который бы захотел превратить место во что-то выгодное, там не было (по крайней мере соответствующих действий там не замечено ). Скажем, «Винзавод» и затевался как вполне гламурная точка притяжения массовой публики. «Арт-плей» неподалеку о «Винзавода» последовал той же линии в ещё более явной форме – перемежая выставочные помещения магазинами дорогой сантехники. Арт-Стрелка, которая была просто двором с мастерскими, сделалась «Стрелкой», которая раскручивает себя как пафосное учебное заведение нового типа. Причем этому должны способствовать дорогущие кафе-веранда  и кафе-ресторан.

 Ну а FАБRИКА осталась без таких затей. Тут, конечно, не хотелось бы сглазить, но, скорее всего, обойдётся: под гламур обычно уходит что-то распределённое по плоскости невысокое, одно-двухэтажное, а тут – здание в 4 этажа. Собственно, FАБRИКА тоже никакой не рай, иногда там было живо, потом начиналось запустение, да и выставочная активность не так, чтобы интенсивная. Но гламура и случайных посетителей там практически нет. В здании есть ещё какие–то студии звукозаписи, ещё всякие офисы, ничего особо продажного. Собственно, описание есть тут. Хорошее место.

Всё это к тому, что за всё это время там внутри ничего особо не изменилось. Никакого внутреннего ремонта, который бы превратил экс-производственные помещения в выставочные залы. Вообще, одна из лучших выставок за всё время там была практически сразу же после открытия – это был Кошляков с картонными объектами и картинами на картоне: похоже, материал он взял тут же, из оставшегося на фабрике – технические же бумаги. Разумеется, выставка была в цеху – в том его состоянии, которое он имел на момент закрытия предприятия.

Конечно, такое положение дел склоняет место к тому, что там хорошо выглядят даже не просто объектные работы, а сразу пространства. При этом территории бывших цехов не так чтобы агрессивны, но – по старой памяти и без ремонта – самостоятельны, с ними надо как-то поладить. Иногда им пытались противопоставить определённую брутальность, иногда просто делали вид, что это тут выставочное помещение, и только. И вот именно на этой биеннале обнаружились сразу два проекта, чуть ли не идеально работающие с этими цехами. И это уже настолько молодые художники, что они практически не упоминаются даже в пресс-релизах. Совсем ещё не вписаны в систему, даже как молодые.

 

Это уже проект «Бестиарий» – точнее, кроме плаката на колонне, тут ещё проекта нет, только тени от объекта. Пять художников, куратор Анастасия Дорожкина, подробности тут. Собственно, из их описания следует, что никакой специальной структуры с дополнительным смыслом они не производили. Тем более – с социальным подтекстом. Вот, предъявлено пространство, которое каждый может понимать как знает.

 

То, что там блестит в центре – этакий саркофаг типа «Ленин в мавзолее», содержащий внутри громадную двухголовую крысу (или ондатру, не знаю).

В том шатре, который на дальнем плане, на подставке что-то невнятное, называется, что ли «Мемориал кости». Но мрачность не доминирует. 

По краям там ещё всякие приключения, в сумме всё вышло вполне волшебно. Между работами нет чего-то заданно-общего, но все они (большая часть) в сумме создают какую-то единую сетку. Объекты друг на друга не ссылаются, но общее пространство создают. 

Тут резюме состоит в том, что такой работы с пространством на Fабрике за всё время ещё не было – по личному ощущению (Кошляков за скобками). Как-то спокойно подошли, без идеологической или ещё какой-нибудь социальной программности. Вот как в ГЦСИ мастер-класс Шахрама Энтекхаби: «В своих работах Шахрам рассматривает идею городского урбанизированного пространства как вольера для гетеросексуальных представителей среднего класса». Тут такого нет; никто не сообщает, что всё это о том и о сём: вот оно стоит, и живите в этом, как вам интересней. Столь прозрачного отношения к арт-объектам и арт-пространству в Москве я не видел очень давно. Откуда и предположение, что хорошо получилось то ли по случаю, то ли по недосмотру. Но тут и второй проект – «Варвары».

Проблема в том, что на Fабрике очень много помещений и они не так что – двор, а вокруг выставки, как на «Винзаводе». Они там чёрт знает как, на разных этажах (могут быть и под крышей), причем – с разных сторон здания (там ещё и два двора). Судя по описанию, участников «Варваров» много и они явно там были как-то раскиданы. В одном из дворов в сарае обнаружилось это.

Там на входе ещё вот это белое, как две палки – так это ноги какой-то условной твари (четвероногой с приблизительной мордой). Ну, собственно, что ж ещё в сарайчик засунуть. Художественность уж какая есть, но авторов – много, значит – они там были ещё где–то. При этом – пятница, вечер. Сотрудники там уже редки, билетёров там вообще нет (бесплатно), смотрителей тоже, всё для своих. Путем блуждания по лабиринтам обнаруживались еще некоторые арты, в частности – склеп группы «Вверх!»

Там сходят по лестнице в тёмный подвал, где пахнет камнем, железом и сыростью. В нём небольшой источник синего цвета, который не освещает ничего, а кто-то бормочет стихотворения. Но там темно, так что это может быть и человек. Ну да, вот она программность и какое-то метафорически-идеологическое высказывание в  незамутнённом виде – если тем более соотнести тему подвала с названием группы. Но тут же рядом – громадный зал, цех. Я так и не знаю – кто именно тут автор (и вообще, это одна работа или несколько совмещённых). Чуть ли не сильнее, чем «Бестиарий», хотя как  сравнивать.

 

Что всё это должно было бы значить – не узнать. Пояснений нет, возле двух шатров есть лишь бумага с описанием того, как их использовать для некоей игры – то есть концепт тоже не идеологически-социального характера. Кругом почти темнота, никого – что в сумме предоставляет чистое пространство для личных интерпретаций. Ну, или их отсутствия в пользу просто общего чувства. Чувство, конечно, было самым добрым, притом, что я даже и не понял: эти матрацы, шатры и громадные глыбы (то ли из бетона, то ли из чего-то ещё с виду тяжелого), которые продолжают дальше линию матрацев  – это один объект или несколько и кто тут автор. Тем более, это относится к объектам по краям центральной линии. Не важно, само пространство настолько хорошо, что детали и не нужны, как и в случае с «Бестиарием». Так это выглядит, если посмотреть от шатров-колпаков.

Словом, на Fабрике обнаружились два пространства (остальных «Варваров» не учитываем), которые сделаны совершенно чисто. Без всякой программной литературщины. Личное ощущение сводилось примерно к фразе – ну, наконец, дождался. Наконец-то кто-то умеет это делать. Причём по разному: в первом случае «Бестиария» пространство сделано из отдельных объектов, которые сложились в один, пусть и несколько отделённый от самого цеха, который для них был просто коробкой. Впрочем, они там встали так, будто именно там и родились.

Второй вариант, с шатрами – другое. Там почти срастание с самим цехом. Даже нельзя понять, что именно вообще было добавлено. Может, всё это по отдельности тут и лежало, а просто сложили вместе? Почему бы тут не быть прожекторам или красным лентам-ниткам?

Ну и последний вывод: можно, можно работать без всяких подпорок типа мыслей по поводу глобализации или гетеросексуальных представителей среднего класса. И это тут не наивность, это в самом деле надо уметь – выставить такой концепт, который будет  соотноситься с работой, а не с внешними темами. Этакие места-инструменты для того, чтобы с ними соотноситься, а не воспринимать как иллюстрацию к такой-то теме. Да, почти технические пространства для вхождения в них человека и его трансформации там, а не Парк культуры и отдыха с развивающими аттракционами для массовых зрителей. 

 

Блог Андрея Левкина в нашем архиве:

04/07/2012 :: Арт двойного назначения
14/06/2012 :: Исайя Берлин, арт-объект
28/05/2012 :: Субкультура братьев Пятница

7/05/2012 :: Капитализм as is
17/04/2012 :: Апгрейд художественных тел
5/04/2012 :: Арт-длительность Ландиса
27/03/2012 :: Дмитрий Гутов и железные иконы
15/03/2012 :: Европа существует
8/03/2012 :: Фейсбука – нет
20/02/2012 :: «Ашан»-арт