Такаши Мураками в Версале
Арт двойного назначения 0

Андрей Левкин 
04/07/2012

Интернет-канал Vernissage.TV сообщил, что с 19 июня до 30 сентября в Версальском дворце проходит выставка работ португальской художницы Joana Vasconcelos (её сайт). Тут, конечно, не так, что вот Версаль, в нём какой-то зал, а там выставка. Работы Васконселос расставлены по дворцу и парку.

Чуть-чуть о том, что такое Версаль. Его начали строить в 1623, тогда – в  небольшом варианте (охотничий домик, 24 на 6 метров), лет через десять немного расширились, но тоже не системно. Но в 1661 году «Король-солнце» (этот  титул важен для последующего) Людовик XIV стал там строить постоянную резиденцию, в Лувре он ощущал себя как-то неуютно, не в безопасности. Тогда всё это и выстроилось как главное государственное место в стиле классицизма.

Я в Версале не был, но не беда. Во-первых, я однажды видел длинный фильм о том, как его строили, а во вторых – Версаль фактически типовое строение. Потом в Европе много кто стоил примерно так же: Шёнбрунн в Вене, Большой дворец в Петергофе, Рундале. В Шёнбрунне и Петергофе я был, что уж про Рундале. В общем, ясно, о чем речь. Так что считаем, что это как Рундале, но раз в сто богаче. Кругом золото и позолота, хрусталь-люстры, окна в парк, паркет блестит, золото начищено, всё сияет и полный классицизм.

 Что касается самой выставки, то контекст привычный: использование помещений непрофильным образом. Это тем более логично, когда дворец уже не дворец, а музей, чью жизнь всегда надо разнообразить. Так что и Версалю в этой истории неплохо. Итак, в его залах расположены объекты, которые имеют приятный вид, а ещё и взаимодействуют с интерьерами, застывшими не позже, чем в начале XVIII века.

Логика Vasconcelos понятна: загрузить Версаль чем-то не версальским, одновременно учитывая его наличие.    

Вот это нечто черное-кружевное висит как люстра, но отчасти предполагая, что данные покои посетил некий рок. Ну, Версаль – место туристское, почему не навести их на мысли о появлении неких таинственных сущностей.

Собственно, учитывая богатую историю Версаля, он и так обеспечен своими призраками. Поэтому к ним можно добавить и свои. Тогда получается даже и не новая декорация, а объекты со смыслом, пусть и блуждающим. Загрузить чужой контекст своими ощущениями – это, конечно, «кул». Причём, видно, что автор соотносится не с Версалем в целом, а с отдельными залами. Вот этакие китайские львы, стоят вполне по делу именно в том помещении, для которого предназначались.

Тем более уместны эти металлические туфли – тем более, что в этом помещении всё блестит и сияет. Опять же, всё-таки просвещённый абсолютизм, и раньше люди были куда крупнее нынешних, чего уж.

Разумеется, и эти лобстеры в этих апартаментах будто там и родились. А то, что они ещё и кружевные, это приятно. Всё-таки отсылка к излишествам, уместным в обстоятельствах бывшего просвещённого абсолютизма. Кроме того, это создает определенное единство фактуры, уже авторской: поверхность львов тоже примерно такая же. 

 Ну а эта панель вообще встала так, будто сам Людовик утвердил.

В итоге новые истории вставлены так, что Версаль почти не изменился, но все-таки немного изменился. Понятно, что искусство тут, как теперь обычно, в соотношениях, напряжении от несоответствий, всякое такое. Хотя особой новизны нет даже в отношении Версаля. Два года назад там уже был Такаши Мураками.

Вот он не соотносился деликатно с каждым отдельным помещением, чтобы добавить ему ещё какую-то историю, а тотально вводил в Версаль свои (подробная галерея есть тут).

У Мураками, похоже, было две задачи. Во-первых, вернуть «Короля-солнце» в новом виде. Что было осуществлено в варианте ромашек-солнышек со смайликами по центру, которые маленькие, но их много и они в разных местах.

Уменьшенное размножение королей-солнц компенсировали объекты явно харизматического свойства. 

Фактически бывший хозяин Версаля тут разошёлся на множество мелких подобий, став простым и доступным, но сама идея абсолютизма сохранилась. Просто теперь её воплощает нечто другое, не такое понятное. 

Вероятно, и работы Мураками делались в расчёте именно на Версаль, но здесь – в отличие от Васконселос – другая работа с помещениями. Впрочем, в обоих случаях художники безусловно соавторствовали с интерьерами: одно дело представлять арт-объекты в традиционных белых стенах, другое – в таких историях. Вроде бы, это сложнее, поскольку надо соответствовать контексту, но и проще – потому что тут работа не обязана существовать отдельно, сама по себе в белых стенах, а  взаимодействует, добирая себе плюсы и смыслы за счёт интерьера.

А разница между двумя подходами такая: вот кому нужны эти лобстеры без Версаля, этого стола и той комнаты? Разве что их уменьшить и продавать в лавках при художественных музеях. А у Мураками – внедрение в контекст и, в общем, навязывание себя этому контексту. У него, скорее, какие-то универсалии, которые годились бы не только для Версаля, а были бы уместны даже и в Луна-парке. А эти массовые короли-солнца могли бы вообще организовать любое пространство. Ну, Мураками-то, конечно, покруче португалки. Но только в помещении с белыми стенами и у этих его работ возникли бы проблемы. Потому что это машинки совершенно для другого, они сшивают всё подряд, швами обеспечивая разнообразие чувств зрителя. 

Но как долго такое может работать? То есть долго ли еще будет замечаться разница между стилями? По ходу упражнений с внедрением в другой контекст всё когда-нибудь да перемешается, получится какая-то одна большая куча, она и станет искусством. Впрочем, чем искусства больше, тем оно более внятно присутствует в мире. Да и полностью ничего не слипнется, всё-таки в разных городах всё склеивается по-разному, разницу не ликвидирует никакая глобализация. 

И потом, а кто как понимает, о чем это всё? Может, тут как раз возник консенсус: одно и то же для разных людей. Для одних – да, игра смыслов, столкновение стилистик, времён, которые начинают сосуществовать в одном пространстве, в почти волшебном и достраиваемом единстве. Эти люди разницу всё равно видеть будут. Для других то же самое является просто аттракционом, приятным для глаз и уместным для проведения уик-энда. Причём – по факту – они же будут косвенно финансировать удовольствие для тонких чувств людей первой группы. Ну, как только на них работать, не окупится. Причем, для второй группы всё и так смешивается, им от этого неплохо. Вот на неделе в российской части ФБ появилась, например, фотография Фредди Меркьюри – иконическая и героическая, он там пристально-задумчивый в чёрной майке-алкоголичке. И подпись: «Сегодня Курту Кобейну, лидеру группы Led Zeppelin, исполнилось 50 лет». Ну и ничего, живут и находят в этом радость. 

 

Блог Андрея Левкина в нашем архиве:
14/06/2012 :: Исайя Берлин, арт-объект
28/05/2012 :: Субкультура братьев Пятница

7/05/2012 :: Капитализм as is
17/04/2012 :: Апгрейд художественных тел
5/04/2012 :: Арт-длительность Ландиса
27/03/2012 :: Дмитрий Гутов и железные иконы
15/03/2012 :: Европа существует
8/03/2012 :: Фейсбука – нет
20/02/2012 :: «Ашан»-арт